Наш адрес: г.МИНСК, ул.НЕКРАСОВА, д.5, пом.№5 +375447656444

memoria.by@gmail.com

Современные тенденции в дизайне гранитных памятников.

 

Современные тенденции в дизайне гранитных памятников.

 

В качестве материала для изготовления памятников и надгробий гранит используется очень давно. Гранитные саркофаги можно увидеть даже в гробницах египетских фараонов в Долине царей! Конечно, со временем менялся дизайн памятников, совершенствовались инструменты и средства обработки гранита, открывались новые и истощались старые месторождения. Попробуем разобраться, как же изменялись со временем каменные памятники, и на что стоит обратить внимание при выборе памятника в наше время. Практически нет смысла надолго останавливаться на древних захоронениях. Они представляли собой практически не обработанные природные куски камня. Исключение составляет все тот же Египет – тонкость резных работ и степень полировки камня, используемого при изготовлении саркофагов весом в десятки тонн, просто поражают. К сожалению, в наше время можно строить только предпосылки о том, как же удавалось достичь таких результатов.

Побывав на средневековых кладбищах Европы можно увидеть отлично выполненные резные каменные надгробия. Так, встречаются фигуры ангелов, замысловатые распятия, барельефы, бюсты и фигуры умерших. С учетом качества камнеобрабатывающего инструмента того времени, подавляющее большинство таких работ можно отнести к высокому искусству скульптуры. Смело можно говорить о том, что такие надгробия стоили огромных денег, и далеко не каждый обыватель мог позволить себе заказать такое произведение даже для ближайших родственников.
Конечно, намного интереснее проследить, как изменялись надгробия на территории России, Украины, Беларуси. Эти территории, изначально больше богатые лесом, чем камнем, надгробия также изготавливали из древесины. Такая традиция сохранялась до 50-60 годов ХХ века. Конечно, были исключения, но их было настолько мало, что даже упоминать о них нет смысла. В послевоенные годы начали активно разрабатываться гранитные карьеры. Основными местами разработок были Урал, Карелия и Житомирская область Украины (сейчас они продолжают быть основными камнедобывающими регионами). Эти разработки сразу же стали использовать в производстве надгробных монументов. Конечно, такие памятники были довольно затратны в производстве, а потому и дороги в продаже. Практически сразу были разработаны ГОСТы, в которых оговаривались допустимые размеры памятников, причем отдельно были прописаны размеры плит для Героев войны и труда. Самыми популярными в то время формами памятников были либо обычные прямоугольные, либо «парус» — плита с более узкой нижней частью и скошенной верхней гранью. Немного позже появились резчики по камню, которые начали вырезать «деревья», т.е. придавать глыбам камня вид ствола дерева со спиленными 3-5 ветками. Все эти надгробия можно легко встретить на наших кладбищах в Минске и в наши дни.
В начале 90-х годов прошлого века гранитные памятники значительно упали в цене и очень сильно поменялись в формах и размерах. Связано это было, прежде всего, с тем, что карьеры перешли в частное владение и владельцы значительно увеличили добычу. Кроме того, если по союзным ГОСТам толщина памятника и надгробной плиты составляла порядка 150-200 мм., то в 90-х большинство плит стали распиливать напополам по толщине и получили 100-90 мм. памятники. Самое интересное, что выглядели такие монументы значительно привлекательнее, хоть и менее массивно. Инструменты производства хоть и стали более совершенны, но были не по карману подавляющему большинству производителей памятников. Поэтому формы прямоугольника и «паруса» все так же оставались доминирующими на рынке. Некоторое разнообразие начали вносить только художники по камню – на памятниках кроме портретов и «паспортов» (ФИО и дат рождения-смерти), появлялись эпитафии, геометрические и цветочные узоры, стилизованные цветы.
В конце 90-х, начале 2000-х годов на наш рынок зашел современный инструмент для «тонкой» камнеобработки. Первые резчики по камню брали плиты с браком – трещинами, большими пятнами и т.д. и учились резать сначала геометрические формы (волну, купол), а потом и стилизацию под растения (розы, деревья) или варианты креста. С этого времени началась эпоха резных памятников. В принципе, продолжается она и в наши дни. Резчики стали мастерами, появилось много последователей, хороший инструмент стал доступнее. И уже никого не удивишь стилизованной березкой или даже барельефом скорбящей женщины на плите. Конечно, гениев, способных по фотографии воссоздать бюст усопшего, немного и сейчас. Как правило, такие мастера работают в паре – скульптор изготавливает бюст в гипсе или пластилине, а камнерез вырезает его точную копию в граните.
Но если посмотреть сегодня на массовый сегмент надгробий в Минске, становится очевидным, что резные монументы отходят в прошлое. Конечно, и сегодня люди заказывают парочку резных роз или «крест с полотенцем», но в том же Китае такую резьбу уже несколько лет выполняют станки с ЧПУ, что оказалось намного выгоднее и качественнее ручной работы наших «мастеров средней руки». Поэтому все больше и больше наш рынок наполняется именно камнем различных карьеров со всего мира, но с китайской обработкой.
Конечно, это не значит, что скоро кладбища заполнятся памятниками с однотипной резьбой из Китая. Все чаще родственники усопших заказывают пусть небольшие, но индивидуальные проекты, в которых монумент состоит из камня нескольких пород гранита, а значит и нескольких цветов камня. Кроме того, появились станки, которые позволяют делать фигурные фаски на камнях, фризы и каннелюры на бордюрах и т.д. И сейчас в тренде чаще всего памятники довольно простых форм, но с фигурным краем и интересной цветовой подачей.
Что будет дальше? Это будет зависеть и от разработки новых карьеров, блочности и цвета камня в них, и в развитии камнеобрабатывающего инструмента. Уже сейчас некоторые производители памятников пробуют различные новые технологии – разноцветную наборную мозаику, врезанную в камень, тонировку резьбы и т.д. Захватят ли эти новшества свою долю рынка пока говорить рано, т.к. пока это только единичные «пробы пера».

Comments are closed.